Нефтяной блог

Экскурсия на Рязанский нефтеперерабатывающий завод

Работа в нефтянке 26.06.2017 в 03:06 7560 просмотров 0 комментариев

Чуть менее года тому назад побывал на Рязанском нефтеперерабатывающем заводе. Сейчас я уже не вспомню всех подробностей, поэтому привожу текст тогдашнего репортажа, написанного для одного журнала. В него не вошло то, что сами сотрудники просили не вставлять, а это, по сути, история взаимонепонимания между государством и нефтепереработчиками. В Рязани уже тогда делали бензин и дизель Евро-5, но на них не было особенного спроса внутри страны и часть топлива тупо гнали за границу. Акцизная политика у нас такова, что не стимулирует продажу экологичного топлива.



Сейчас ситуация выглядит вовсе анекдотом: государство тихой сапой продлевает действие Евро-3 для автопроизводителей, чуть раньше отменив собственное же решение о запрете 92-го бензина. Мотивация изумительна: нефтепереработчики не готовы. Не готовы, ага: бензин Евро-5 за рубежом продавать сейчас выгоднее, вот они и «не готовы». Вы лучше акцизы пересмотрите, тогда нефтяники зальют страну нормальным топливом. И да: Pulsar и Ultimate можете заправляться смело.



Сначала будет мучительное переодевание в спецодежду, которая, конечно же , мало подойдёт вам по размеру. Включая специальные ботинки с антистатической накладкой на подошве. Потом на голову наденут каску, на глаза – очки, а на грудь прилепят коробочку с респиратором, многообещающе названным «самоспасателем». Потом будет инструктаж: туда не ходить, это не трогать, а как начнёте терять сознание – дайте знать, вас, конечно, откачают. В автобусе, движущемся по территории, пристёгиваться всем, на запахи внимания не обращать, дурацких вопросов не задавать. Готовы? Вуаля, вы на территории рязанского НПЗ, принадлежащем компании ТНК-ВР. Территории, на которою обычному человеку проникнуть не проще, чем в запасник Алмазного Фонда.



Рязанский нефтеперерабатывающий завод построили в 1960 году, для того, чтобы снабжать светлыми нефтепродуктами… Украину! Да-да, это нам такой смайлик из прошлого, лукавая улыбка плановой экономики СССР, при которой слово «целесообразность» в министерских кабинетах старались не произносить (а слова «логистика» тогда не было вообще). В 1995-ом НПЗ вошёл в состав Тюменской Нефтяной Компании, а в 2003-м стал одним из ключевых активов, внесённых ТНК в совместное предприятие с ВР.



В 1999 году на предприятии, зовущемся ныне «Рязанская нефтеперерабатывающая компания» (РНПК) началась реконструкция, в результате которой существенно увеличилась мощность и появилась возможность выпускать новые марки топлив. Де-факто реконструкция в вялотекущем режиме продолжается и по сей день – что-то перестраивают, обновляют, вводят новые установки.



Все эти новации позволили создать очень современный завод, способный делать бензины экологического класса Евро-5. Его РНПК производит уже два года (при том, что в России пока действуют нормы Евро-3), но спроса на такой бензин у нас почти нет и его поставляют на экспорт. Это, кстати, практический ответ тем, кто ратует за отсрочку введения в России норм Евро-4 в области автостроения; дескать, топливная индустрия пока к этому не готова. Но не только ТНК-ВР, но и другие крупные нефтекомпании – Роснефть, Газпром-нефть, Лукойл - уже производят бензин Евро-5 и могут поставлять его на рынок в нужных объёмах и во все регионы.



Завод подавляет. Гигантская территория, наполненная монотонным низкочастотным гулом и всепроникающим «ароматом» сероводорода («Запах чувствуете? Это хорошо, это безопасно. При опасных концентрациях он перестаёт восприниматься!») как бы подсказывает: здесь не место для праздных экскурсий. Но мы уже здесь и внимаем нашим провожатым, силясь сложить фрагменты профессионального жаргона в удобопонятную смысловую мозаику.



Гордость РНПК – комплекс гидроочистки вакуумного газойля, введённый в строй в 2005 году и стоивший компании более 600 млн долларов. Вакуумный газойль – это то, что остаётся после первичной переработки нефти на вакуумных колоннах. Фактически, это отходы. Газойль некоторые нефтезаводы заводы продают по цене мазута, то есть – за бесценок.



Но существует технология извлечения из вакуумного газойля светлых нефтепродуктов, чем увеличивается КПД использования нефти. Эта технология называется каталитическим крекингом. Для того, чтобы направить газойль на крекинговую установку, его надо очистить от самых тяжёлых фракций (в обиходе их называют парафинами). Этот процесс и происходит на установке гидроочистки. «Гидро» - это не значит водой, это значит водородом.



Комплекс гидроочистки – это пять установок, на одной из которых из природного газа получают водород, на другой утилизируют неизбежно-побочный сероводород (его перерабатывают в серную кислоту, которую тоже, разумеется, продают), и через несколько стадий сырьё приходит на установку алкилирования. Про неё заводчане говорят, не скупясь на превосходные эпитеты: уникальная, суперсрвеременная, дорогая.



Здесь из двух газов получают базовый компонент для высокооктанового бензина. Причём абсолютно чистый (в отличие от того, что получен путём прямой перегонки), в котором нет ароматической составляющей и – самое главное! – почти нет серы. Сера, как известно, большой враг природе и именно её концентрация и определяет экологичность топлива. А наша, российская нефть (известная в мире под брендом Urals) высокосерниста (примерно 1,8%) и, соответственно, требует тщательной очистки.



Нас ведут в глубину переплетения трубопроводов, в самое сердце установки. Она двухпоточная и каждый поток имеет свой реактор (печь), высотой 6-этажный дом, где процессы происходят под давлением 85-100 атмосфер. По очереди заглядываем в жерло одной из печей, дабы прийти в восторг от зловещей картинки. Макабрическое, инфернальное зрелище.



Но оно суть обыденность для работников РНПК, монотонными голосами зачитывающих нам производственные показатели. С их слов следует, что в год здесь перерабатывается 3 млн тонн газойля. А нефти РНПК перерабатывает 16-17 млн тонн в год, из которой традиционной методикой получается 12-13% бензина. И это ещё не товарный бензин – его надо очистить от серы и повысить октановое число до 97 на установках реформирования (где используются платиновые катализаторы). С учётом использования газойля, общий отбор бензина из нефти составляет 25%, что в абсолютном значении составляет полтора миллиона тонн . То есть, выход бензина увеличивается почти в два раза.



Не мог не поинтересоваться и чисто потребительским аспектом: бензины Pulsar на заправках ТНК и Ultimate на ВР одинаковы? Нет, поначалу заверили заводчане, там разный пакет присадок. А совсем в кулуарах признались: да, конечно, это почти одно и то же, только в «Пульсаре» чуть-чуть больше моющего компонента. Примерно так же обстоят дела и с дизелем – топливо Евро-4 в двух сетях почти идентично. Но только тсссс-с-с, это внутрифирменный секрет ТНК-ВР.



Видеоролик снятый во время экскурсии на Рязанский нефтеперерабатывающий завод


Видеоролик с сайта Видео.Нефтяники.РФ





Чтобы оставлять комментарии, необходимо войти или зарегистрироваться